person-1

СТЕПНЫЕ КОРНИ

Далеко виден в степи закат… Играет уходящее солнце розово-желтыми красками. Ни холмика на его пути, ни деревца. Можно увидеть как широко оно обнимает небо и нежно прощается с еще одним днем…

Я, тогда еще пятилетняя Галя Николаева, сижу с бабушкой на скамейке у старого дома в Уральске. В легком платье, сандалях, набегалась за день так, что через ремешки обуви видна пыль на ногах.

Бабушка обнимает меня, гладит по голове и тихо запевает «как за реееееченькой, да за бууууурною». Ее глаза в «сетке лет» неподвижны. Словно там, в солнечном уходе, она пытается разглядеть свою жизнь…

Бабушка поет еле слышно, слов не разобрать. Но я чувствую их всей глубиной своего сердца. Прикрываю ресницы, и передо мной проносится статный казак на быстром коне, плывущий как по морю, по цветущему ковылю. Милая девица с длинной черной косой у колодца. Такого чистого и глубокого, что кажется – вся душа степи отражается в нем.

ЯЗЫК ПЕСЕН

Песни в нашей семье всегда были каким-то метаязыком. Ими можно высказать то, что не передать простой фразой – материнскую любовь, тоску по близкому, прощание, прощение… Казачьи песни длинные, мелодичные, «просторные» как сама степь.

И в то же время мощные, задорные, глубокие по своему смыслу. В нашей семье их передавали из поколения в поколение, как реликвию. Бабушка моя – уральская казачка, папа – из донской «сотни».

Так что наше потомственное фольклорное наследие уникально переплетением двух близких, но все же разных культур. Это непередаваемое созвучие русско-украинских мотивов, воинствующей азиатской нотки, кавказского огня, и преданности… искренней и безвозмездной, своей земле.

Неудивительно, что у нас появился свой семейный ансамбль, которым мы выступаем и сейчас. Мне это помогло вырасти не просто человеком «музыкальным», но и знающим свою культуру, научившимся бережно относиться к традициям.

КОГДА Я ПОЮ

Я не мыслю своей жизни без сцены! Или пою или… не живу.

Я выступаю с шести лет. Мама и бабушка были учителями, руководили школьным вокальным коллективом. Пою всегда душой. Страх, трепет, волнение – все прекращается, когда вступаешь первыми нотами. Ты словно отрываешься от земли, и вновь, как тогда в детстве, видишь перед собой жизнь великого народа. А если это задорная, полушуточная плясовая – поражаешься, сколько мудрости заложено в ней.

Наверное поэтому никогда не устанешь петь народные песни – это бесконечный источник вдохновения. Ради сцены я переехала из родного края, разорвала отношения с человеком, который был далек от моих музыкальных предпочтений. Личного нет для меня в отрыве от творчества.

УЧУСЬ У ФОЛЬКЛОРА

В восемь лет я поступила в музыкальную школу по классу фортепиано. И музыка стала для меня новым открытием – перекладывая знания, впитанные с молоком матери, на профессиональную дорожку, ты открываешь еще больше граней своего любимого вида искусства. Словно раньше ты просто видел красивую картину, а сейчас научился отличать в ней полутона, свет и тени. Музыкальное образование продолжила в Подмосковье, на отделении сольного народного пения. Окончила его с красным дипломом, и сразу поступила в РАМ имени Гнесиных на дирижерско-хоровое отделение. Я стремлюсь к тому, чтобы не просто выступать на сцене, а нести своим творчеством многовековую культуру.

Тот самый фундамент, на котором всегда основывалась наша российская многонациональная идентичность. Любовь к родине – в крови. В каждом вздохе горького степного ветра, в пыли из-под стремительных копыт. В солнце, играющем в твоих волосах, в бабушкином «как по рееееченьке»…

person-1

«ОТЛИЧНОЕ» ДЕТСТВО

Я из отличниц. Староста класса, гордость родной Лесогорской школы (это под Питером). С недетской серьезностью и драматизмом, читаю стихи о войне на митинге в День победы. Или на первом фестивале народного творчества в родном Выборге, выступаю как на кастинге в Государственный народный хор - вытянулась по стойке смирно, костюм в лучших традициях, тихонько затягиваю любимую «Березоньку».

Прослезившаяся мама не скрывает восторга, педагог одобрительно хлопает меня по плечу. Но я недовольна: «в одном месте чуть опоздала, в другом взяла выше».

МУЗЫКА ВСЕГДА СОВРЕМЕННА

В семь лет я поступила в музыкальную школу Светогорска Ленинградской области на класс фортепиано, куда мы переехали с родителями. Занималась в вокальной студии местного центра юношеского творчества. Потом поступила Санкт-Петербургское музыкальное училище имени Мусоргского на специальность «сольное народное пение».

Я неплохо играю на фортепиано. Но настоящая страсть – это балалайка. Незамысловатый, простой и даже устаревший на первый взгляд инструмент, таит в себе настоящий фонтан вдохновения и импровизаций! Сегодня понемногу мы возвращаемся к традициям. И мне кажется, балалайка тоже может звучать современно и по-новому. Я отдыхаю, забываюсь, когда беру ее в руки.

В детстве родители подарили мне собаку, о которой я очень мечтала. Но сейчас я далеко от дома. И … общаюсь с ней по скайпу. Я каждый день играю ей на балалайке колыбельную. И друг, настоящий верный слушатель, ждет. Потому что ничье сердце не может быть к искренней музыке равнодушно!

СЦЕНА – МОЯ РАБОТА

Педагоги часто говорили мне о выдающемся таланте. Но я никогда не отношусь к похвалам серьезно – нет такого дара, который развивался бы самостоятельно, без постоянной кропотливой работы!

И я учусь целенаправленно для того, чтобы стать певицей. Не популярной, мелькающей в каждом скандальном шоу, но востребованной, со своим, знающим, зрителем. Сцена для меня – возможность нести людям свое творчество, возрождать традиции, показывать новое в том, что мы незаслуженно забываем.

КРИЗИС ИДЕАЛЬНОГО И РЕАЛЬНОГО

Творческий кризис с такими идеалистами, как я, случается всегда. Передо мной вопрос: «а кому все это нужно?» встал в музыкальном училище. Я видела, что народное творчество от народа-то очень далеко.

Большинство хотят стать похожими на американских звезд, за одно свое появление на сцене получать баснословные миллионы, жить, окруженными папарацци, носить дорогие вещи. Да и публика хочет голого тела, скандалов, максимальной простоты. А не «твоего» задушевного фольклора.

Я не бросила учебу только потому, что привыкла все доводить до конца. Нехотя, по инерции, занималась, пела, выступала. И в какой-то момент проклюнулась мысль: «большинство может быть и не право»…

А со временем это определилось в совершенно четкую внутреннюю идеологию – нельзя идти за интересами публики, нужно вести ее за собой, раскрывать красоту и искренность народного творчества. Это в моих силах!

УЧИТЬ ВЕРИТЬ В СЕБЯ

С этим посылом я и выхожу на сцену и общаюсь со своими учениками. Я преподаю вокал в московском музыкальном театре песни. Мне кажется, что преподавание – важная стезя, в которой я тоже могу сделать что-то полезное. Да и сама стать лучше. Ученикам стараюсь донести одно: надо верить в себя и трудиться. Если ты предан, увлечен, горишь всей душой, дело пойдет. Ты всего добьешься.

person-1

МУЗЫКАЛЬНАЯ РЕЛИКВИЯ

В моей семье есть реликвия. Балалайка. Ей больше 60 лет. На ней играла еще моя прабабушка, человек выдающихся, как рассказывают знавшие ее люди, музыкальных способностей, которые были отмечены на самом высоком уровне ее современниками. Она научилась этому от своей мамы.

На этой балалайке я совсем девчонкой брала первые аккорды. А сейчас не представляю инструмента интереснее и красивее. За 60 лет на ней не поменяли ни одной струны. И мне все время казалось, что продолжить ее звучание – моя миссия в жизни….

Потому, должно быть, я с самого раннего возраста, рвалась на сцену. В семь лет просто потребовала отвезти меня в музыкальную школу. Родители не то, чтобы были против. Но мама всю жизнь пела в хоре, и они знали все сложности существования творческого человека. Тем более, что в России культура всегда финансировалась по остаточному принципу и держалась скорее на энтузиастах, нежели на выстроенной организации.

ТОРОПИЛАСЬ УЧИТЬСЯ

Однако мое рвение заметили и педагоги. Уже в 15 лет меня, ученицу обычной школы в маленьком городке Ленобласти под названием Коммунар, пригласили обучаться в Москву. Предложили экстерном окончить первые два курса и сразу поступить на третий.

Родители были категорически против в таком возрасте отпускать меня из дома. И я уступила. В конце концов, я продолжала заниматься творчеством, училась, взрослела. И знала, что все равно добьюсь своего.

Я вспомнила это чувство, когда впервые ступила на порог училища имени Мусоргского. Не было ни страха, ни тревог. Я наконец ощутила, что путь к моей цели открыт. Что любую преграду я смогу взять своим упорством и трудом. Красный диплом этого престижного заведения стал лишь первой ступенькой. Потом я отправилась в Москву.

СОХРАНИТЬ ЭТОТ ДАР

Сегодня учусь в институте современного искусства Москвы – факультете искусство эстрады и эстрадно-джазовое пение. И черпаю нескончаемое вдохновение от новых возможностей – совмещать разные жанры и направления, искать оттенки классического исполнения, и, самое главное – быть на сцене. Пишу аранжировки, фонограммы и аранжировки для солистов, преподаю в вокальной школе в Москве. Много выступаю и репетирую.

Но по свободным вечерам, которые с таким ритмом жизни начинаются далеко за полночь, я играю на бабушкиной балалайке. И словно слышу где-то в глубине прабабушкино пение, мелодичное, родное. Погружаюсь в этот неутраченный и такой яркий мир - родной культуры, родной страны. Понимаю, что нет его важнее в жизни. И нет у нас другого предназначения кроме как сохранить этот дар.

НАРОДНАЯ МУЗЫКА БЕЗ ГРАНИЦ

Увлечение народным творчеством для меня – как чистая страница. Но я знаю, что хочу на ней написать. Что человека делает мыслящим только знание его истинной культуры и духовной природы. Нет ни одного россиянина, у которого не затрепещет сердце от первых нот «Катюши». Подвиг, труд, родная земля, родная страна – это наша кровь.

И я рада, что сегодня общество разворачивается к исконному, русскому. В моде, в творчестве, в кино.

Кому-то может показаться неправильным перекладывать народные песни на рок, или добавить эстрадных нот «КАТЮШЕ». Но вот так, на современный манер, может, чуть гипертрофировано, мы тоже обращаемся к своей культуре, продвигаем и учимся понимать свое.

Потому и я увлеклась фольклором. Мне хочется показать русскую уникальность, проникновенность, широту души всему миру. И только музыка помогает сделать это без политических и других формальных границ.

Об ансамбле

«МОРОЗ-ШОУ» - уникальный российский фольклорный ансамбль, основанный  в 2012 году. Первоначально в состав музыкального коллектива входили 18 блестящих виртуозов-инструменталистов и вокалист Михаил Котляров, исполнявший русские народные песни известные во всем мире, в сопровождении исконно русских инструментов: домры, балалайки, гусли, семиструнной гитары, и гармошки. Главным в творчестве артистов было сохранение традиций  русской фольклорной  исполнительской школы, что всегда на концертах вызывало бурный восторг благодарной публики. Коллектив успешно гастролировал в России и за рубежом.

В 2015 году был записан дебютный альбом  «РУССКОЕ СЕРДЦЕ», получив прекрасную оценку известных музыкальных критиков за данный альбом. В середине 2016 года, создатель и продюсер ансамбля Евгений Морозов решил изменить формат ансамбля и выйти за рамки классической фольклорной музыки, с целью использовать новый авторский музыкальный репертуар. Ставка была сделана на исключительно молодых исполнителях – женское вокальное трио. В состав ансамбля вошли три молодые профессиональные фольклорные исполнительницы: Алина Миронова, Александра Гаврилова и Анна Бойко, каждая из которых – это яркая музыкальная индивидуальность. Использовав современные музыкальные технологии,  световую и мультимедийную  сценографию в сочетании с живым исполнением орнаментального русского фолка,  музыка стала интересна и более доступна для понимания современному российскому  и зарубежному слушателю. Тем самым ансамбль  «МОРОЗ-ШОУ» стал  очень интересным для широкого  российского  и зарубежного слушателя,  и впервые  «МОРОЗ-ШОУ» встал в один ряд с лучшими музыкальными брендами и коллективами,  известными во всем мире. Стиль, предлагаемый ансамблем сегодня – это русский фолк кроссовер. 

В новом репертуаре ансамбля звучат оригинальные авторские и русские народные песни в сопровождении молодых,  высокопрофессиональных фольклорных  инструменталистов – Лауреатов международных конкурсов и фестивалей.       

Идея названия ансамбля заложена в самом названии: русский мороз – легенда, часть национальной культуры. Богатой, крепкой, дивной. В сильный холод неживые предметы будто стекленеют, превращаются в идеальную отражающую поверхность. Благодаря этому звуки становятся звонкими и громкими, звенящими. Именно так, будто под аккомпанемент мороза, звучат  со сцены и песни ансамбля «МОРОЗ-ШОУ.

Для всех артистов ансамбля, великая русская культура - это не простые слова. Музыканты бережно относятся к традициям прошлого и несут своим искусством неповторимое историческое наследие русского народа.

Любовь к России, профессионализм, духовность и постоянный творческий поиск  сделало незабываемыми имена выдающихся русских  певиц XX века: Лидии Руслановой, Людмилы Зыкиной и Аллы Баяновой, которые,  сквозь года передали  великую  миссию русского народного искусства новому поколению –  фольклорному ансамблю «МОРОЗ-ШОУ».

Музыка

Instagram - @MOROZSHOw

Видео

Контакты

Адрес для доставки корреспонденции и приглашений:
107045, г. Москва, Ананьевский переулок, д. 5, стр. 3, офис 414.